Маленькое счастье
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Необычные машинисты метро: эфиопский офицер, филолог и счастливчик

Необычные машинисты метро: эфиопский офицер, филолог и счастливчик

Они такие разные, но им снятся похожие сны.

Подземные летчики рассказали, чего они боятся больше всего и почему нужно всегда следовать инструкциям.

Ворку Бедассо: Не хочу расставаться с метро. Наверху уже все видел

Высокий улыбающийся Ворку – почти легенда московского метро.

На вопрос, как он оказался в подземке, отвечает скромно: Так случайно получилось.

В советские годы молодой лейтенант ВМС Эфиопии приехал сюда учиться по обмену: сначала в 1985-м в Грузии, а пару лет спустя – в Азербайджане.

Пока Ворку учился здесь строить социализм, в родной Эфиопии вспыхнула гражданская война, и военные старого образца оказались не нужны новому государству.

А спустя несколько недель развалился и Советский Союз, и из Баку иностранных студентов отправили в Москву.

Его жена и дети остались в Эфиопии, в Россию ехать не захотели.

В столице он получил статус беженца с разрешением на работу, но в годы кризиса ее было найти не так просто.

Тогда его русская подруга Ольга посоветовала пойти в депо метрополитена, ведь он хорошо разбирался в технике.

За полгода обучения бывший офицер освоил теорию и стал помощником машиниста.

Первый раз было непривычно и даже боязно, – вспоминает Ворку. – Но навыки военного помогают в работе машинистом.

Здесь нужна стрессоустойчивость, армейская дисциплина и желание работать.

Во время работы Ворку поступил в Институт путей сообщения (МИИТ) и учился на инженера.

Совмещать оказалось очень сложно, и в 1999 году пришлось уволиться.

Необычные машинисты метро: эфиопский офицер, филолог и счастливчик

К 2010 году, когда он вновь решил вернуться в метро, Ворку успел поработать в логистической компании в Москве и Сочи, жениться на Ольге и получить российский паспорт.

Ему снова пришлось преодолеть путь от помощника до машиниста 1 класса, и сегодня жизнью он вполне доволен: Интересно управлять поездом и получать хорошие деньги.

При этом за все время работы с ним никогда не случалось каких-то экстремальных случаев – говорит, что везло.

Впрочем, в свои 62 года он уже задумался о завершении карьеры машиниста – Когда ты молод, не чувствуешь нагрузку, а в моем возрасте уже тяжеловато – и переходе на должность внутри депо подземелья.

Я все равно не хочу расставаться с метро!

Наверху я уже все видел.

Антон Хлынин: Я все сказал про Достоевского, а поезда люблю с детства

Необычные машинисты метро: эфиопский офицер, филолог и счастливчик

Он изучал в МГУ русский язык и литературу и даже проучился 1,5 года в аспирантуре, но в какой-то момент понял, что пора остановиться.

Антон кажется очень серьезным до тех пор, пока не поворачивается к тебе спиной – из-под форменного воротника выглядывает длинная рокерская коса.

В университете у меня была тема, казавшаяся очень интересной – “Восприятие творчества Достоевского в скандинавских странах”, – рассказывает Антон. – Там он главный писатель.

Взялся за нее с большим жаром, но в процессе написания диплома выяснил, что это уже подробно описано другим исследователем – полное разочарование.

Наукой Антон больше заниматься не хочет, но литература увлекает его до сих пор: он даже пишет статьи, правда, уже на железнодорожную тематику.

В 2007 году он решил исполнить детскую мечту и пойти работать машинистом.

С пяти лет я был фанатом железной дороги.

Мое первое в жизни воспоминание – тепловоз на окружной дороге.

Сейчас Антону 40, и недавно он досрочно получил звание машиниста 2 класса – занял призовое место на профессиональном конкурсе.

В отличие от коллеги Ворку, экстремальных ситуаций в своей карьере он повидал немало.

Один раз пассажир упал на рельсы на Парке Победы, но я успел остановиться на полпути.

Еще встречаются диггеры, которые просто ищут приключений на свою голову, – рассказывает Антон. – Я вот ходил в детстве в кружок железнодорожного моделирования, а потом в литературный.

Мне было чем заняться.

А вот им, видимо, нечего делать.

Необычные машинисты метро: эфиопский офицер, филолог и счастливчик

Но несмотря ни на что, Антон утверждает, что ни капли не жалеет, что резко поменял специальность, хотя поезда приходят даже во сне.

Бывало, я во сне и на красный свет проезжал, и поезд у меня сходил с рельсов.

Сейчас уже нормально сплю.

На вопрос, помогает ли знание литературы в работе, Антон рассуждает философски: Мне в жизни помогает общая образованность.

А работа – это часть жизни.

Вадим Калугин: В час пик везу 2000 человек

Необычные машинисты метро: эфиопский офицер, филолог и счастливчик

Когда смотришь на этого моложавого высокого мужчину, не верится, что это один из старейших машинистов московского метро, ветеран труда.

Вадиму всего 55 лет, и большую часть жизни он провел в подземелье.

Сейчас он машинист 1 класса.

В метро его привела будущая теща сразу после армии.

Она сама работала с самолетами и знала, что такое ответственная работа.

Да и форма машинистов ей нравилась, – вспоминает Вадим. – Нас, кстати, иногда называют подземными летчиками.

Но летчик везет в самолете 300 человек, а я в час пик – более 2000.

У нас даже больше ответственности.

Необычные машинисты метро: эфиопский офицер, филолог и счастливчик

По мнению Вадима, московское метро не только самое красивое, но и самое надежное.

Даже в 1990-е, в кризис, когда многие не получали зарплату, в метро машинистам платили всегда, а поезда ходили по расписанию.

Ведь если метро встанет – вся Москва встанет.

Вадим говорит, что главное в его работе – строго следовать инструкциям.

В метро происходит все молниеносно!

У машиниста нет права на ошибку.

Но у меня за 34 года работы нет ни одного замечания, – говорит он, но добавляет, что в следующем году все-таки собирается пойти на пенсию.

Комментарии закрыты.