Маленькое счастье
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Как эмигранты вели информационную войну

Как эмигранты вели информационную войну

Белые эмигранты переправляли в Россию антисоветскую литературу, но без особого успеха.

Тогда за границей включились радиопередатчики, а в СССР – глушилки.

Газеты, листовки, агитаторы

Гражданская война закончилась поражением антибольшевистских армий и эмиграцией из России.

Но борьба красных и белых продолжилась в других формах.

Проигравшим на полях сражений не удалось добиться военной помощи и новой интервенции европейских государств.

И началась затяжная информационная война.

Сначала эмигранты переправляли в СССР листовки и воззвания антисоветского характера: по почте, через ходоков, агентов, через оказывающихся в Европе советских железнодорожников и моряков, среди которых вели агитацию.

Литература шла килограммами.

До середины 1920-х гг. это имело смысл.

По данным ОГПУ, тысячи листовок и газеты попадали и распространялись в СССР.

В 1924 г. через московский почтамт ежемесячно проходило 4−5 тыс. эмигрантских газет.

Эсеровские Дни, кадетские Руль и Последние новости регулярно публиковали антибольшевистские тексты и свободно писали о происходящем в России.

Первые воины в эфире

Непримиримые эмигранты, продолжавшие всеми силами борьбу с большевизмом, создали многочисленные организации в этих целях.

Одна из них — Братство Русской Правды — имела до 1940 г. сильную ячейку в Латвии, неподалеку от границы с Россией.

Мысль организовать отсюда радиовещание как будто лежала на поверхности.

Руководимые генерал-майором князем А. П. Ливеном братчики первыми организовали антисоветскую радиостанцию, вещавшую на СССР на русском языке (задолго до Би-би-си, Голоса Америки и радио Свобода времен холодной войны.

Открыли ее в 1926 г. в городке Резекне (Режица) в доме на Садовой улице.

Передатчик построил местный Кулибин — юный Всеволод Кудрявцев.

Четыре года эмигранты передавали статьи из русских газет и журналов, издаваемых в Европе, а также новости.

Проигрывали патриотические пластинки с национальными песнями.

Как эмигранты вели информационную войну

Радио предлагало советским гражданам выходить на связь.

Изредка кто-то из радистов армии и флота или просто радиолюбителей набирался храбрости и делал это: периодически братчики получали очень короткие сообщения вроде Народ голодает, забирают хлеб и т. п. Эмигранты прятались от латвийской полиции.

Власти СССР не только глушили передачи (из-за этого приходилось часто менять волну вещания), но и требовали от Латвии не допускать деятельности антисоветских организаций на ее территории.

Союзник в радиоборьбе

Но идея радиовойны не умерла.

Время от времени появлялись проекты ее возобновления.

К примеру, предлагали построить радиояхту, которая бы делала передачи на СССР из Черного и Балтийского морей; а эмигрант Борис Соколов намеревался начать вещание из Брюсселя.

Но в следующий раз дорогостоящее дело эмигранты сумели организовать только в 1933 г. при поддержке Чехословакии.

Эмигранты считали, что в СССР более 1 млн приемников могут принять сигнал из-за границы.

Причем владельцы их — в основном советская элита и служащие, то есть опора режима — есть лучший объект для радиовещания.

Среди служащих надеялись найти разочарованных в советской власти.

Как эмигранты вели информационную войну

Вещание из Праги началось в 1933 г., когда и СССР передавал на Чехословакию на чешском языке коммунистические лекции.

Радиоборьбу возглавил друг русских эмигрантов, человек, хорошо знавший Россию и бывавший там много раз — профессор Ян Славик.

Его помощником и прекрасным диктором стал русский историк, либерал и участник Гражданской войны Борис Евреинов.

Передавали сначала раз в две недели (а затем каждую неделю) по пятничным вечерам радиолекции по 20 минут.

Славик и Евреинов раскрывали ложь советских властей, критиковали цензуру, фактическую отмену политических и гражданских прав и свобод.

Как эмигранты вели информационную войну

Славик и Евреинов получали письма из разных городов России и Украины.

Пользующиеся успехом передачи не могли не вызвать гнев Москвы.

В 1934 г. отношения с Чехословакией стали улучшаться, и чешский МИД заставил Славика критиковать СССР менее остро.

А позднее вещание прекратилось.

Другие европейские государства поводов для ссор с СССР не искали, и до начала холодной войны новых радиопроектов не появлялось.

Комментарии закрыты.